новости о кафедре фотогалерея сотрудничество
и международные связи
контакты

научная деятельность

Основные направления научной деятельности кафедры:

  • Клинико-психологические аспекты реабилитации при различных нозологических формах заболеваний (нейро- пато- и психосоматический аспекты)

Исследования в этой области показывают, что без адекватной клинико-психологической поддержки реабилитационные процессы существенно замедлены, а в отдельных случаях идут по ятропатогенным линиям. Исследование нейропсихологических аспектов реабилитации при ЧМТ, компенсаторных механизмов психопатогенеза при ряде сложных нозологических форм (АГ, СД, РА, БА и др.) позволило выявить важнейшие психологические основания реабилитации.

  • Психосоматическое сопровождение пациентов с избыточным весом и ожирением

У кафедры имеется существенный задел в части методических разработок, опыта консультирования и психологического сопровождения различных форм и видов психосоматических состояний, расстройств и заболеваний. На базе университета «Дубна» и в Центре развития личности «Февраль» (г. Дубна), созданном сотрудниками кафедры клинической психологии, систематически в условиях амбулаторного приема ведутся индивидуальные консультации и специализированные психотерапевтические группы для пациентов с избыточным весом и ожирением BMI (25<29<35). В ряде инициированных сотрудниками кафедры исследований, статей и учебных пособий проанализированы обстоятельства и причины широкого круга психосоматических расстройств, включая расстройства пищевого поведения (по номенклатуре МКБ-10). Отработаны методы развертывания «жизненных сценариев» в условиях психосоматического и психотерапевтического сопровождения пациентов с различными зависимостями. Показано, что ключевым моментом для выстраивания продуктивного (успешного) копинга является целенаправленное формирование нового образа жизни для пациентов.

  • Школьный невроз: этиология, нозологические формы, способы преодоления

Особую актуальность данная проблема приобретает в контексте образования и детского развития. Детский сад и массовая школа — социальные институты, созданные обществом для обеспечения полноценного развития ребенка, — не всегда эффективно выполняют свои функции. В том случае, если по разным причинам семья не обеспечивает защиты ребенка и его «психотерапевтическое сопровождение», то нарушения детского развития достаточно быстро и последовательно приобретают форму невроза. Гиперопека, дидактизм, авторитаризм, гиперпротекция и др. — множество конкретных форм непродуктивного родительского отношения могут выступить в качестве причины невротизации в дошкольном и младшем школьном возрасте. Особенно значительной и по-настоящему массовой невротизация становится в период перехода ребенка через нормативный кризис развития в эпоху вхождения в школу. Нередко она обуславливается общей соматической ослабленностью детей, низким социально-экономическим и культурным уровнем населения с вытекающим из них пренебрежением к обстоятельствам детского развития.

Детская невротизация является достаточно традиционным для последних 30-40 лет объектом исследования в психиатрии и патопсихологии. Вместе с тем расширение контекста анализа явления детской невротизации в связи с развитием консультативной психологии является одним из наиболее эвристичных направлений исследования. Как нам представляется, именно сочетание глубокого анализа онтогенеза ребенка, среды его развития, родительской компетентности в связи с поведением ребенка, школьной ситуации, соматического здоровья ребенка и др. позволит выявить сущность детской невротизации и ответить на основной вопрос нашего исследования: возможно ли средствами психологически квалифицированно выстроенного обучения детей (в сотрудничестве с учителями) и родителей способствовать систематическому преодолению школьной невротизации?

Исследование продолжает более чем 10-летнюю серию наших исследований по построению продуктивной деятельности дошкольников и младших школьников как на этапе подготовки к школе, так и в первом и втором классах традиционной школы, что позволит представить генезис и причины невротизации, на основании которых возможно строить социальную, образовательную и здравоохранительную политику сохранения детского здоровья (психического и соматического), а также реализовывать широкий набор функций школьной психологической службы.

В намеченном исследовании предстоит впервые: 1) провести психологическое исследование невротизации и психосоматичеких нарушений у детей дошкольного, младшего и старшего школьного возраста с временным лагом в два года (три года для контрольных групп); 2) представить развернутый генезис (динамику) невротизации на периоде дошкольного и школьного детства в зависимости от социальной ситуации развития; 3) обосновать примат социальной и культурной обусловленности развития у детей дошкольного и школьного возраста невротических и психоматических расстройств; 4) выделить, что привносит школа в структуру невротизации (добавляет, усугубляет, способствует преодолению); 5) создать предпосылки для формирования содержания психосоматического развития старшего дошкольника и младшего школьника; 6) прояснить условия консультативного (клинико-психологического) сопровождения семьи, имеющей дошкольника и школьника.

  • Психологическая реабилитация при различных вариантах личностной зависимости (алкоголизм, наркомания и токсикомания, созависимость, пищевая зависимость, игровая зависимость и др.)

Наркотики знакомы человечеству уже несколько тысячелетий. Их использовали в разных целях: во время религиозных обрядов, для восстановления сил, для изменения сознания, для снятия боли и неприятных ощущений. Вместе с тем, констатации «жизнь ради удовольствий» — такой позиции в чистом виде ни в одном этносе не существовало, поэтому наркотическая зависимость не была проблемой для цивилизации. До начала ХХ века практически не было ограничений на производство и потребление наркотиков. Иногда делались попытки сократить или вообще запретить использование определенных веществ, но они были непродолжительными и, как правило, неудачными.

ХХ век в корне изменил ситуацию. Сегодня очевидно, что одна часть человечества в течение это века потратила свои жизненные силы на поиск, создание и использование наиболее сильных наркотиков, а другая часть в это время самоотверженно пыталась ее от этого отвадить. Одно время, в начале века, наркомания выглядела как «особенность» отдельных людей, граничившая с оригинальностью и необычностью, затем, в середине века, это стало повальным и пагубным увлечением молодежи, и, наконец, к концу столетия это приобрело статус актуальной опасности для общественной жизни.

Наряду с использованием наркотиков и оформлением наркоманного поведения в различных странах — и чем выше в них средний душевой доход, тем интенсивнее — стали возникать оппозиционные (активно противостоящие) и защитные (пассивно ограждающие от наркотиков) барьеры. Элементарные запреты сменялись продуманной политикой фронтального общественного противостояния угрозе, эффективные тенденции защиты и профилактики подкреплялись юридическим оформлением норм и правил, а экономика наркомании уравнивалась экономикой ее противоядий. В результате в странах с относительным благополучием экономической обстановки «модность» наркомании удалось поколебать, противопоставив ей здоровый образ жизни. Наркомания после взлета 70-90-х гг. XX века сошла в своих тяжелых проявлениях до приемлемого для западной цивилизации уровня. Осталась одна актуальная и очень важная проблема: что делать с теми, кто уже оказался в зависимости от наркотиков, как выстроить процесс реабилитации, чтобы вернуть к нормальной жизни перешедших «рубеж»?

Какое-то время казалось, что реабилитация наркоманов невозможна. С одной стороны, оптимистичная официальная медицина встала на путь совершенствования фармакологических («замещающих» и «чистящих») процедур, действующих лишь определенное время и приводящих к ситуативному результату. Стоило закончиться действию фармакологического препарата, и наркоман, невзирая на характер ухода за ним, стоимость дня пребывания в клинике или массивность давления близких людей на него, «срывался», и вся ситуация неотвратимо продвигалась к еще большей патологичности. С другой стороны, разнообразные дидактические процедуры убеждения наркоманов в неправедности жизненного пути: профессиональные (милицейские, педагогические, религиозные) или любительские (домашние, товарищеские), ничуть не приближали к успеху. Оказалось, что общество примерно так же, как и в случае алкоголизма, практически не имеет иммунитета против болезней губительной страсти. Кроме любви, сочувствия и спонтанных рассудочных усилий по извлечению близкого человека из тяжелейшей жизненной коллизии противопоставить наркомании было нечего.

  • Нейропсихологическая реабилитация при остром нарушении мозгового кровообращения

Приобретение нового клинико-психологического опыта в области нейропсихологической реабилитации приводит к переосмыслению ряда понятий и категорий нейропсихологии, в частности, периода начала восстановления утраченных функций, содержания реабилитационных процедур, характера психологического воздействия. Настоятельно требует пересмотра, специального объяснения и научно-методического освоения множественность фактологии, открываемой в нейропсихологических и медицинских исследованиях, поскольку различные модели реабилитации ведут к разной феноменологии и эффективности восстановления утраченных функций. Специальная нейропсихологическая реабилитация в острый период ОПГМ подготавливает необходимую основу для более быстрого восстановления нарушенных функций и необходима как предварительный этап, предшествующий специальной нейропсихологической реабилитации. Кроме того, тенденция современной психологии ввести понятие «личность» в структуру объяснительных схем требует более активных исследований в сфере нейропсихологической реабилитации, задействующих личностный потенциал больных ОПГМ. Наконец, распространенность ОПГМ, имеющих острый период (острых нарушений мозгового кровообращения и черепно-мозговых травм), приводит к потребности основательного теоретического и методического оформления ранней нейропсихологической реабилитации как комплекса восстановительных процедур.

  • Психологическое сопровождение и клинико-психологическое консультирование пре- и постнатального развития

Особенности культуры в настоящее время влекут за собой необходимость в психологической подготовке женщины к материнству, которая должна включать в себя как формирование мотивационно-потребностного (желание стать матерью), в первую очередь, так и операционально-технического (ориентировка в беременности, родах, раннем послеродовом периоде, взаимодействие с ребенком на пре- и постнатальной стадии развития) компонентов деятельности.

Беременность не может быть представлена женщине иначе как в виде внутренней картины беременности. Поскольку во внутреннюю картину беременности (ВКБ) включается как прошлый опыт, так и актуальная ситуация, а сама внутренняя картина беременности по психосоматическим механизмам способна влиять на протекание беременности, то при неблагоприятной социальной ситуации развития (ССР) либо при беременности, осложненной акушерской патологией, мы можем наблюдать различные искажения во внутренней картине беременности, а также различные осложнения (повышение АД и пр.). При наличии неблагоприятной ССР можно видеть искажения во ВКБ, осложнения беременности, нарушения родовой деятельности, послеродовые депрессии и пр. проблемы. Недостаточность психологической поддержки становится тем более актуальной при беременности, протекающей с различными осложнениями.

  • «Родительская школа» как рефлексия и развитие родительского опыта

Детско-родительские отношения (ДРО) являются сегодня одним из притягательных и внутренне противоречивых объектов гуманитарных исследований. Анализ современного состояния института детства обнаруживает в ДРО множество полярных тенденций развития. С одной стороны, цивилизация достигла того уровня, когда детство может и должно стать центром культурного общества, его целью и важнейшим содержанием. С другой, амбивалентность требований общества к ребенку, неоднозначность и аморфность родительской позиции, невысокая эвристичность воспитательных процедур и др. порождают ряд трудноразрешимых коллизий. Нарастающая девиантность и аномальность детства, низкий уровень родительской культуры, родительская индифферентность и инфантильность — эти признаки свидетельствуют в целом о неблагополучии института родительства. Процесс воспитания в большей степени носит индивидуальный и зачастую стихийный характер личностного поиска и самоопределения родителей и детей. Во многом это обусловлено тем, что в обыденной жизни практически не существует зрелой и психологически квалифицированной системы передачи нравственного опыта и просвещения родителей. В то же время современное общество почти полностью возлагает ответственность за воспитание ребенка на семью. Непоследовательность родительского и педагогического отношения к ребенку, общая невыдержанность, недостаточное понимание детского развития и актуального состояния детей, явно «депривационная» представленность в современной культуре форм и средств адекватного «взрослого» отношения к ребенку — все это позволяет в качестве императива продолжать поддерживать семидесятипятилетней давности афоризм Л.С. Выготского «В правильной жизни правильно растут дети».

  • Психологическое сопровождение аномального развития (аутизм, генетические аномалии, задержки психического и речевого развития, педагогическая запущенность и др.)

Синдром раннего детского аутизма (РДА) может быть причислен к разряду тех заболеваний, которые вызывают интерес исследователей, споры и полемику вокруг себя, но природа которых, тем не менее, остается за пределами четкого понимания. Несмотря на то, что со времени первого описания РДА прошло достаточно времени, проблема этой аномалии развития еще далека от разрешения, а статистика указывает имеющуюся необходимость поиска решения этой задачи (по некоторым данным, частота РДА — 12-15 на 10000 детей).

В нашей стране, где долгое время синдром раннего детского аутизма рассматривался в рамках прогредиентного шизофренического процесса, не уделялось должного внимания разработке системы психолого-педагогических мероприятий. Лишь в последние два десятилетия эта патология была включена в сферу научных исследований отечественной дефектологии, но по сей день в России не существует программ, официально признанных органами здравоохранения, просвещения и социальной помощи для детей-аутистов. Практика развивающей работы строится на различных основаниях, в соответствии с частными взглядами в теоретическом и прикладном аспектах данной проблемы.

Актуальность исследования определяется необходимостью теоретического и методического оформления психологической реабилитации детей с ранним детским аутизмом как комплексной системы мероприятий, направленных на компенсацию дефекта, психическое развитие ребенка и его успешную социальную адаптацию.

Войдите в систему, чтобы комментировать